Home » Russian » Записки Автографа (Неверассказы) » Виталья Натальевна Ответстная Рукотница

Виталья Натальевна Ответстная Рукотница

 

Вздав рьяно утром, Виталья Натальевна слабко обтянулась в пастели и мед ленно стала быстро проосыпаться. И так она проосыпалась оочень долг, целовый деньг, и выросла из корвати толком ближе к ночи, или к удру, точечно ни кот ни пум нет, и когда она выполоскла из своей уюркной сплетни, было уже проздно, чтобы икать на работу, и когда Ваталья Натурьевна это подняла… Ей стекло грузтно, и ободно, видь она любила свою рукоту, так любила, что дюже в сегда вскавала среди ночи, сдобы не опознать туда! Гора, гора Натылье Водалевне, прервый раз в жизни она не пришила вовремя! Что же тетерь дедлать? Что подумают сосучивцы? А вить её так центнит ворчальник, водь он даже совирался стелить её совим заметателем, тонкая она была ответстная и оккурительная! Вот так бессыльно, в удин дрень переупала её замочательная ротупация, так нечемоданно ободралась её корерра…

Так седела Ведралья Нитольевна в крестле, а может, лажала на дядеване или на сове, а то и на тюберетке, и продавалась грузным мослям о быдущем. Ей было очень грызно, её грызла сосвисть, и чудь за всем не загрызла. “Ох, луче бы меня сгрязла эта сокпить за всем, чем жуть на былом цвете с таким подзором”, – дымила одна и примудывала семе сабой здряшные коры.

Вдрыг она рушила эту пробаблему. Вы барсица изо кна – водкак она, Видалья Нудальевна, сделанет, вод чего она заслущивает!

И с этими славями Вивалья Никтольевна па дашь ла ко кну и отрыла его здровки.

В удушную компоту водрался свяжий вздух, и с улицы пухнуло вестной. Нутылья Бутаньевна наследный раз чубствовала этот запонк много раз назад, когда вышла из инстутета с дупломом в ругах. Тут она всыпмила ту долёкую, светлую весну, когда она была молокая и во все не ответстная и старительная рукотница. Она дымула, что жувёт правлено все эти послыдные гады, а окислялось, что крыме ракоты, она никочерго не выдила, и слыжила, и потуряла все свои чувства, какорые имела рань же. А ведь от рожения она их имела, как все люди, такорые тетрь хохмили по улице, городили и змеялись, и дяти, которые горали в гры. Но им было весло, а ей нет. И тут ей расхотелось вымусориваться в акне, и она распустилась вниз по листвице и пошла тоже гулять.