Тенденция

 

В маленькой-маленькой деревушке стоял большой-большой город. И жил в этом городе водолаз со своей водолазкой. А по соседству жил селезень со своей селезёнкой.

Говорит однажды водолаз водолазке:

- Полезай-ка, старая, мне на плечи.

А водолазка бы и рада, да старая она, стираная-перестираная, столько раз её стирали с лица земли, что до дыр лицо земли протёрли. Вот и села водолазка от стирки, не налезает и на нос водолазу (какие уж там плечи). Села и сидит себе в уголке, никуда не лезет. Уж водолаз её упрашивал, да умасливал, да так в конце концов умаслил, что пришлось её, бедную, опять стирать.Стирал её водолаз, стирал, и наконец стёр совсем, а новую рисовать не стал. Так и остался водолаз один, без водолазки, и не стал больше в воду лазить, а полез вместо того к соседям.

А по соседству жил селезень со своей селезенкой. И в то самое утро, когда водолаз стирал водолазку, у селезня заболела селезёнка. Испугался селезень – какой же он будет селезень без селезёнки, ведь он так погибнет! Побежал селезень за врачом, а врач от него ещё быстрее. В конце концов догнал селезень врача, и рас сказал, и два сказал про свою селезёнку, а врач и в ус не дует, потому что брился с утра, и даже палец о палец не ударит, потому что пальцы болят, видите ли. Ну так вот, в конце концов врач всё-таки обратил внимание на селезня, но тот обратил его внимание в пыль и улетел. И хорошо сделал, потому что врач хотел селезёнку удалить, да подальше от селезня. И остался бы селезень без селезёнки. А ведь селезень без селезёнки всё равно что водолаз без водолазки, то есть как медведь без медведки.

“Однако, тенденция”, – подумали в большом-большом городе, который стоял в маленькой-маленькой деревушке.