Home » Russian » Детские рассказы и сказки » Очень белое существо и разноцветные цвета

Очень белое существо и разноцветные цвета

Жило-было на свете Очень Белое Существо. Было оно белое-белое, с ног до головы покрытое белой пушистой шёрсткой, такой же белой, как только что выпавший снег. Были у него белые ушки, белые лапки и белый хвостик, белый животик и белая спинка. Всё белое-белое, ни одного пятнышка другого цвета. И только глазки у него были чёрные.

Жило оно в белом домике с белой крышей, белой дверью и белыми занавесками на окнах. Внутри домика всё тоже было белое-белое, и при этом чистое-чистое, ни пятнышка. Белые стены, белый потолок, белые подоконники. И даже пол белый. Белый столик, белый стульчик, белая кроватка. А в кроватке – уютная белая постелька.

Больше всего на свете белое существо любило белый цвет и чистоту. И очень гордилось своей белой шёрсткой. А ещё оно больше всего на свете не любило пачкаться. И очень боялось перестать быть белым.

Звали его Бел. Вернее, никто его никуда не звал, потому что он уже давно жил совсем один и ни к кому не ходил в гости. Ведь в гостях так легко испачкаться. Так что это он сам себя называл Бел. В честь своего любимого белого цвета.

Белый домик белого существа по имени Бел стоял в лесу. Но этот лес был белым только зимой. А летом это был самый обычный лес, зелёный, и даже немного разноцветный. Однажды шёл дождик, и Бел сидел в своем белом домике, глядя в окно на мокрый зелёный лес в белой оконной раме, между белых занавесок. Ему почему-то было грустно. Ему явно чего-то не хватало. Но чего – он не знал. И как только дождик кончился, он вышел из домика.

На улице приятно пахло дождём. Отовсюду выползали довольные червячки и выпрыгивали весёлые лягушки. Бел пытался рассмотреть лягушек, но они слишком быстро упрыгивали от него. Тогда он осторожно пошёл по мокрой тропинке, лавируя между лужами. Так он обошёл восемь луж, совсем не испачкавшись. Но тут из девятой лужи выпрыгнула большая весёлая зеленая лягушка, обрызгав его коричневой грязью из лужи.

“Неееет!” – закричал Бел и бросился домой – отмываться. “Не хочу быть коричневым существом!” – возмущенно крикнул он самому себе (потому что лягушка с перепугу ускакала и исчезла в траве). Вымывшись в белой ванне, смыв с себя белую пену, и вытершись белым мохнатым полотенцем, он придирчиво осмотрел себя в зеркале с белой рамой – и остался довольным. Белое существо снова было белым.

“Жаль только, не удалось познакомиться с лягушкой”, – подумал он. – “Ах, если б она так не брызгалась!”

Он сел за столик у окна, опершись головой на свою белую лапку. И снова стал смотреть в окно. Вышло солнце. Капельки на листьях засверкали. Это было очень красиво. Ему опять захотелось выйти на улицу, но он боялся опять обрызгаться. Капельки прямо на глазах стали исчезать. Тропинки в лесу стали высыхать. Даже лужи стали уменьшаться, а потом и исчезать. Белое крылечко тоже высохло.

“Может быть, всё-таки выйти?” – подумал Бел. – “Если луж нету, может быть, я не испачкаюсь”. Почему-то сегодня ему совсем не сиделось в своем любимом белом домике.

Он снова вышел из домика. Дождём уже не пахло, а пахло жарким летним днем. На всякий случай он пошёл по другой тропинке, не той, где его обрызгала лягушка. Он слушал, как поют птички, смотрел на летающих мимо жуков и бабочек, но не забывал смотреть и под ноги. Тропинка вилась по лесу, он шёл по ней довольно долго, оставаясь белым и чистым, и любовался лесом. И тут тропинка вывела его на залитую солнцем поляну, полную разноцветных цветов. Над цветами носились стрекозы, порхали бабочки, жужжали пчелы.

“Какое чудесное место”, – подумал Бел и посмотрел на зеленую шелковистую траву. – “Хорошо бы здесь отдохнуть.” И сел на эту самую траву. Трава оказалась мягкой и приятной на ощупь. На ней так хорошо было вытянуть усталые ножки. Стрекозы и бабочки продолжали летать над ним, и даже пронеслось несколько птичек. Бел с интересом наблюдало за ними всеми. И пока он сидел на травке, все было прекрасно. Пока он не решил встать.

И тут он обнаружил на своей белой шерстке зеленые пятна от травы. “Ааааааа!!!” – закричал он так, что все стрекозы и бабочки разлетелись подальше. “Я не зелёное существо! Я не хочу быть зелёным!” И побежал со всех ног домой.

Снова вымывшись, Бел стал опять полностью белым. И решил больше не садиться на траву. Только от этого решения ему опять стало грустно.

“Но гулять по лесу и не пачкаться я всё-таки могу”, – подумал Бел. И ему опять захотелось гулять. “Я буду осторожнее”, – пообещал он самому себе. На всякий случай он зачем-то ещё раз вытерся белым полотенцем. И вышел на улицу. И пошёл по той же тропинке. Скоро он обнаружил развилку, которую в прошлый раз не заметил, и пошёл по тропинке, по которой ещё не ходил. Новая тропинка привела на другую полянку. По её краю тёк ручеёк, а на берегу ручейка росли красные ягодки. Это была земляника.

Бел пришёл в восторг. “Настоящая земляника!” Он пробовал землянику раньше, но никогда не видел, как она растёт. Но тут он вспомнил, что у него нет с собой ни вилки, ни ножа, ни тарелки, ни нагрудника. Единственный способ съесть земляничину – это взять её лапой и кусать зубами.

Бел сорвал ягодку вместе с веточкой и ловко съел ее с веточки, не испачкавшись. Вкусно! Он потянулся за ещё одной ягодкой. Но вторая ягодка росла на очень короткой веточке, близко к земле. Её пришлось оторвать от веточки. Брызнул сок, и испачкал белую лапку красным! Бел уронил ягоду и бросился бежать домой. Прямо в ванну.

“Кажется, хватит приключений на сегодня”, – подумал он, отмываясь в третий раз. К тому же уже начинало темнеть. “Так трудно остаться самим собой”, – сказал он сам себе, запер белую дверь и сел ужинать. В нагруднике, с тарелкой, вилкой и ножом. И с белыми салфетками. А потом ещё раз умылся и лег спать в уютную белую постельку.

Утром он проснулся с улыбкой. И ему снова захотелось пойти куда-нибудь. Хотя ему было так же страшно, как и вчера: а вдруг опять испачкается? Но сидеть дома ему совсем-совсем не хотелось, еще больше не хотелось, чем вчера.

От дома отходила ещё одна тропинка, по которой Бел ещё не ходил. По этой-то тропинке он и пошёл. В лесу, как вчера, пели птички и летали насекомые, вдоль тропинки иногда попадались цветы. Бел решил, что не будет ни садиться на траву, ни есть ягоды (хотя ему очень хотелось).

Тропинка пошла вверх, в гору, а потом вниз, и привела к речке. Через речку было перекинуто большое бревно. Бел перешёл по нему речку. Дальше тропинка шла по берегу. И вдруг он увидел – не лягушку, не птичку, не стрекозу, – а кого-то очень похожего на него самого. Только это незнакомое существо было не белое, а разноцветное. Всех цветов сразу. По всей его шерстке были разбросаны синие, красные, фиолетовые, коричневые, жёлтые, белые, оранжевые и другие пятна. Незнакомец не заметил Бела, потому что был очень занят. В руках у него была кисточка. На мольберте из палочек стоял белый лист бумаги. Разноцветное существо водило по нему кисточкой, макая её то в одну, то в другую краску, и на холсте появлялись деревья, почти как настоящие. И небо, почти как настоящее. А потом на холсте появилась речка, тоже почти как настоящая.

Бел никогда не видел, как пишут картины, и поэтому остановился и замер, наблюдая. И от удивления даже не поздоровался. И довольно долго разноцветное существо продолжало добавлять к картине новые штрихи, не замечая белого существа, которое стояло и смотрело. Но вот картина была закончена. На ней была речка, через речку было перекинуто бревно, над речкой была гора, а на горе рос лес. Получилось очень похоже. “Прямо волшебство какое-то”, подумал Бел. Разноцветное существо отошло на три шага от картины – и увидело Бела.

- Привет, – сказало разноцветное существо, – ты кто?

Бел сначала только моргал и ничего не отвечал. Просто он давным-давно ни с кем не говорил. Разноцветный удивился, что Бел молчал. И улыбнулся. Тогда Бел наконец ответил:

- Доброе утро. Меня зовут Бел. Я тут гулял. – А потом добавил:

- Вы очень красиво рисуете.

Разноцветный художник опять улыбнулся.

- А я Кисточкин, – сказал он весело.

- Как у вас получилось так похоже? – спросил Бел, кивнув на картину.

- Ну… я смотрел внимательно, пробовал по-разному. Я уже давно рисую. С тех пор, как маленький был.

Бел смотрел на кисточки и краски и никак не решался сказать то, что хотел. Наконец он набрался смелости:

- А… а можно… можно мне тоже попробовать?

Кисточкин чуть подумал и ответил:

- Можно.

Он осторожно снял с мольберта готовую картину, уже немного подсохшую за время их разговора, и положил в стороне на траву. Поставил на мольберт чистый лист.

- Берёшь вот так кисточку, вот так макаешь в краску, и делаешь вот так, – начал он показывать и рассказывать. – А если хочешь другой цвет – вот так моешь кисточку и макаешь в другую краску.

Бел внимательно смотрел и слушал.

- Ну, давай, пробуй.

Очень волнуясь, Бел взял кисточку и осторожно макнул её в зелёную краску. Он боялся испачкаться, но ему очень-очень хотелось попробовать рисовать красками. Он провёл кисточкой по листу. Получилась зелёная полоса. На лес было похоже совсем немножко, не так, как на картине у Кисточкина, но Белу всё равно понравилось. Он добавил ещё зелёных линий и мазков. Получилось немного больше похоже на листья. Тут краска на кисточке кончилась. Бел помыл её и макнул в синюю краску. Он хотел попробовать нарисовать небо.

Кисточка набрала немного больше синей краски, чем в прошлый раз зелёной. И тут случилось страшное. Синяя краска с кисточки капнула Белу на живот и потекла по чистому белоснежному меху вниз, по правой ноге, оставляя синюю дорожку.

Бел застыл от ужаса. “Домой! Мыться!” – мелькнула в его голове первая мысль. “А как же краски и Кисточкин? Я хочу с ним дружить!” – мелькнула вторая мысль. Эти две мысли никак не могли договориться между собой. С перепугу Бел уронил синюю кисточку в густую зелёную траву. Тут же ему стало так стыдно за всё сразу, что он просто взял и побежал обратно.

- Эй, куда ты, как тебя… Бел? Стой! – закричал Кисточкин. – Ничего страшного! Вернись! Я думал, мы подружимся!

Но Бел уже добежал до речки и забежал на бревно, которое служило мостиком. Услышав голос Кисточкина, он испугался ещё больше, закачался на бревне, потерял равновесие и упал в речку.

Когда он вынырнул, то снова услышал голос Кисточкина.

- Прекрасная идея – купаться! Я как раз тоже собирался! – крикнул Кисточкин, уже плывя по речке. Увидев, что Бел барахтается в воде с испуганными глазами, как будто не знает, что делать, Кисточкин подплыл к нему и помог выбраться на берег.

Бел посмотрел на испачканное место и обнаружил, что он снова стал чистым. Бежать домой было уже не нужно. Он поднял голову. И увидел перед собой … совершенно белое существо, с таким же белоснежным мехом, как у него самого. И таким же мокрым. Разноцветного существа нигде не было.

Белое существо посмотрело на Бела и стало смеяться.

- Да я это, я, – сказало оно голосом Кисточкина. – Просто я отмылся. Эти краски – акварельные, они легко водой смываются. А когда я чистый, я такой же белый, как и ты.

И два почти одинаковых мокрых белых существа на берегу речки стали почти одинаково весело смеяться.

А потом Бел сказал:

- Можно я ещё раз попробую… кисточкой? Я больше не буду пугаться и убегать.

- Ну, только если правда не будешь.

И действительно, больше он ничего не пугался и никуда не убегал. И даже если пачкался, он не бросал такого интересного дела. И не убегал, пока не закончил картину. Картина у него получилась не такая красивая, как у Кисточкина, но Кисточкин сказал: “Для первого раза очень неплохо!”

А после этого два друга опять пошли купаться. Только на этот раз вытерли краску с себя полотенцем, чтобы речку не слишком пачкать. После купания они сели на траву и стали смотреть на облака. И тогда Бел позвал Кисточкина к себе в гости. Они тут же встали и пошли. По дороге они ели землянику прямо с кустов. А проходя мимо болота, подошли и посмотрели на лягушек. Бел сам себе удивлялся – теперь он не боялся ничего того, что ещё заставляло его сразу бежать домой. И так было, конечно же, гораздо лучше.