Home » Russian » Рассказы » Дикая

Дикая

Осторожно выглянуть из-за веток, так, чтоб их не потревожить – что там?
Если на дорожке человек – скорее опустить глаза, чтобы он не споткнулся о мой взгляд…

Я – дикая, но когда-то я была одомашнена. А может, сразу была домашняя.
Нет, пожалуй, ведь никто не родится в неволе.

Я не боюсь людей. Нет, это я себе внушаю. Я хочу не бояться людей, но
боюсь. Они ведь могут и палкой… Но когда-то я была домашней, и я знаю, что они добрые. И когда холодными вечерами у них горит свет, я смотрю и мечтаю. Как там хорошо у огня. Улечься, чтобы человек тебя гладил. Добрыми руками. И тоже не боялся. Но я слишком дикая…

Я сама убежала. Я любила их, но хотела быть свободной. Когда я стала чуть меньше любить, я смогла убежать. Я была сильной, и храброй, и мудрой. Впрочем, это и сейчас так. И я вышла в открытую жизнь.

И я стала – гордая. Дикая. Свободная.

Дикая… Ничья…

Я никому ничего не должна, и никто не встанет на моём пути.

Никто не встанет на моём пути? Это значит “никто мне не помешает” или “я никого не встречу”?

А можно было бы стать пограничником под своим собственным
руководством. И добровольно охранять границу между свободой и
одиночеством…

- Я тебе нужен?
- Нет, ты свободен.

…Свободой и ненужностью. И какое странное слово – “привязанность”.

- Я к тебе привязалась…
- Да отвяжись от меня!..

Наверно, домашним плохо, когда с ними обходятся как с дикими. Им,
наверное, страшно – они же не умеют быть свободными… Им нужно кому-то
верить, а то потеряются.

А я не нуждаюсь в этом, я никому не верю и ни в кого. Только вот думаю: а вдруг и в меня никто не верит? А если никто-никто, даже во сне, не верит – то разве я есть?

Что же лучше? Лучше, если бы кто-нибудь меня приручил? Но он не должен
бояться. Тот, кто боится – никогда не приручит. Разве я пойду к тому, кто слабее,чем я?

Лучше бы мне кого-нибудь приручить. Тогда это будет мой свободный выбор.

Но тот, кого я приручу – это будет не его выбор, а мой. И как же ему
приручаться, если это не его выбор? Приручаются только добровольно. По-
другому – значит в клетку.

А ведь я не поверю, что тот, кто приручает, не приручается сам…

“Глупости всё это”, – сказал бы мне кто-нибудь, если б он у меня был.

“У меня”? То есть “мой”? Значит, я уже посягаю на чью-то свободу? Нет, нет, я так дорожу своей, что представляю, как бы мне ответил такой, как я. Вот “у меня” никого и нет. Поэтому мне никто ничего не сказал. Ура, можно продолжать.

Можно и продолжать… До бесконечности…